Вить взаимосвязь между понятиями "искусство", "литература" и "журналистика", выявить и сравнить значение и способы жанровой дифференциации для этих трёх явлений - страница 2

Термин "жанр" возник в эстетике французского Классицизма середины XVII в., хотя жанровое самоопределение существовало много раньше. В XVI в. теоретики академического искусства разделили его на "высокий" и "низкий" жанр в зависимости от предмета изображения, темы, сюжета. Это деление укрепилось в практике европейских художественных академий XVII-XIX вв. В живописи "высоким" считались исторический (героический) и мифологический жанры, "низким" - портрет (за исключением парадного, церемониального, статуарного), пейзаж, натюрморт. В литературе существовало противопоставление трагедии и комедии Церковь со своей стороны канонизировала иконографию иконописи, алтарной живописной и скульптурной композиции, картины на библейские сюжеты. В протестантской Голландии XVII в., напротив, "низкие" жанры - пейзаж, портрет, натюрморт, бытовые сценки - оказались ведущими, именно они обеспечивали художнику успех. Разделение на "высокие" и "низкие" жанры существовало уже в античном искусстве. По сообщениям Плиния Старшего, наряду с художниками, выполнявшими ответственные "официальные" заказы, существовали рипарографы (греч. "грязнописцы"; Плиний называет их жанр "minoris picturae" - лат. "малая живопись") и "гриллы" (греч. grylos - свинья, поросенок), представители комического жанра. По концепции М. Соколова, появление "низких" жанров в искусстве XV-XVII вв. связано не с критическим отношением к жизни или классическому наследию и даже не с народной "смеховой культурой", а с формирующимся культом природы, пантеистическим мироощущением, идеи которого были заложены в эпоху Итальянского Возрождения и противостояли традиционному теоцентризму. Новое натурфилософское мышление складывалось еще в проторенессансную эпоху, оно послужило идеологической основой обновления иконографии, обмирщения религиозных тем и сюжетов. Таковы поэтические и "крестьянские" образы, темы любви, жизни и смерти, народных праздников, сказок и преданий, акроаматические композиции И. Босха и П. Брейгеля Старшего. Жанровая определенность по темам и сюжетам дополнялась, окрашивалась отношением, оценкой, настроением художника. Так появлялись героический и трагический жанр, бестиарий, гротеск, дролери, каприччи, былинный, или эпический, жанр, "моралитэ". Выбор предмета и отношение к нему художника определяют метод, способы и приемы изображения. Отсюда иное направление жанровой определенности: сюжетная картина, мотив (этюд), аллегория, эмблема, знак. Границы между этими понятиями непосредственно связаны с типологией композиционных форм. Возникновение разных жанров (определение которых бесконечно) зависит от конкретного взаимодействия исторических типов искусства, художественных направлений, течений, стилей и школ. Так, на рубеже XVI-XVII вв. канонизированная иконография "официальных сюжетов" была заметно потеснена свободным выбором просвещенного художника. Даже в крупных, заказных произведениях благочестивые темы соседствовали с вольнодумными, ученые - с фольклорными, серьезные - с озорными, автохтонные - с заимствованными из иных, экзотических, культур. Содержание эпохи отражалось сочетанием "возвышенного стиля" (итал. "in bono") и "низменного, дурного" ("in malo"). Этот конфликт заложен столкновением и дальнейшим одновременным развитием классицистических и романтических тенденций в стилях Классицизма и Барокко. Особый вкус художники находили в смешении жанров: портрет и автопортрет стали вводить в религиозные композиции (ранее, в XIV-XV вв., донаторы изображались либо отдельно, либо в отдельном пространственном плане алтарных картин). Случайные по смыслу, интересные лишь своей живописностью фигуры помещались в центр композиции на библейский сюжет. Евангельские сцены терялись на фоне "космических" альпийских пейзажей. Поэтому можно сказать, что искусство XVI-XVII вв. после необычайного взлета в эпоху Возрождения характеризуется не спадом, снижением духовности, символичности, а расширением жанровых границ, включением тем, ранее не освоенных искусством. Этому способствовал стиль Барокко, разрушивший многие каноны и оказавший влияние на итальянских караваджистов, на искусство французских, голландских, фламандских художников. Искусство Рембрандта стали называть "живописью реальности". Сложившаяся в XVI в. оппозиция "Рафаэль или Караваджо" (идеализм или натурализм) была тут же дополнена деятельностью римских "бамбоччьянти", последователей П. фан Лара и "художников реальности". В Нидерландах отвлеченный идеализм "утрехтских караваджистов" сочетался с натурализмом фламандских живописцев бытового жанра. Художникам венецианской Террафермы противостояли тенебристы, а возвышенному фламандскому барокко П. Рубенса - загадочный философский романтизм Рембрандта. Характерными примерами жанровой неопределенности являются картины Рембрандта "Возвращение блудного сына", "Польский всадник". В живописи XVII-XIX вв. произведения батального жанра соединялись с портретными (Военная галерея Зимнего дворца в Петербурге), "охотничьего" с натюрмортом, натюрморт с бытовым жанром или философской аллегорией, появляются нравоучительные картины в жанре "пикареск", портрет в интерьере и портрет в пейзаже, "морализованный пейзаж". В конце XIX в. необычно разветвленными стали жар "эротического искусства", а тонкое и нежное "ню" соединялось с портретом. Столь сложная картина объясняет, почему исследователи искусства вынуждены заниматься не определением границ отдельных жанров, а изучением их взаимодействия и параллельного развития. Отчасти по этой причине произведения бытового жанра, отражающие повседневную жизнь в мелких, иногда смешных проявлениях, с юмором или гротеском, именуют просто: жанр. Главным критерием "жанровой живописи" считают "безымянность" изображаемых лиц. До середины XVII в. когда термина "жанр", или "бытовой жанр", еще не существовало, голландские живописцы использовали слово "картинки" (нидерл. beeldeken) либо "фарсы" (kluchten). Сцены "в пещерах и кухнях" называли "groten". Причем под подобным "родом живописи" понимали актуальность содержания в отличие от традиционных мифологических сюжетов, а в трактовке обыденных тем подчёркивался их прозаический характер. Позднее, в XIX веке, такое понимание жанра породило течение "критического реализма", в искусстве которого активно разрабатывались такие жанры как роман и повесть, бытовая драма на сцене и бытовая картина в живописи. Они, по словам Чернышевского, позволяли воспроизводить современную социальную реальность и произносить над ней суровый приговор.
8600488278673581.html
8600603867520179.html
8600726828911483.html
8600855188445054.html
8600959219533558.html